Драконы Вавилона

Объявление

- фейри-панк - расы - магия - эпизоды - ЯНВАРЬ 2020 -
На йольские праздники Вавилон охватила паника: говорят, что неизвестное науке заболевание распространяется с невероятной скоростью; таинственный то ли супергерой, то ли суперманьяк, прозванный СМИ как Мистер Мор, говорят, сжигает дома заболевших, тем самым уберегая Жуткую Башню от вымирания. Также наступление нового года оказало влияние и на корпорации - глава GS Armero (говорят, что спешно) покинула свой пост, передав дела наследнику, а "Инченди Петролеум" рискует разориться.
Об этом и многом другом в сюжетных событиях

[31/12] Поздравляем форумчан с новым годом!
AMC:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Драконы Вавилона » Организация » Вопросы к администрации


Вопросы к администрации

Сообщений 1 страница 30 из 58

1

Нагретая обратная связь не может решить проблемы, связь - это мост человеческого разума, и мир всегда прекрасен под плавными коммуникациями, поэтому пожалуйста, свяжитесь с нами, если продукция имеет проблему.
Удачи!
Ваше удовлетворение - это наша погоня!

0

2

Друзья, пост в анкету можно писать на произвольную тему?

0

3

Лоредо
Да)

+1

4

Коллеги, а вот подскажите.
Пробежался я глазами по синопсису оригинала и впал в раздумья. Судя по краткому пересказу в вики и прочих, в оригинале драконы – все-таки больше драконы, aka: ящеры, пусть и покрытые железом.
На игре же, исходя из матчасти, да и из постов коллег-пилотов, сложилось впечатление, что драконы – нечто вроде помеси мехов с истребителями в условностях сеттинга, обладающая душой/волей/разумом, т.п. СЛАВА ОМНИССИИ
Собственно, что ближе к истине?

0

5

Тэвель Расгадо
По части драконов наша матчасть практически не расходится с первоисточником - там драконов точно так же целиком и полностью собирали на заводах, ну а душа - ну да, душа у них подлая и коварная. Видимо, автор синопсиса сам читал по диагонали или не вполне вкурил, о чём идёт речь, других вариантов у меня нет.
Так что можно смело ориентироваться на посты коллег-пилотов.

0

6

Тэвель Расгадо
Если хотите, я могу вам надёргать цитат из книги, которые могут дать представление о драконах) А Вальверде, я так думаю, скоро подтянется с расширенной матчастью по драконам.

0

7

Шилат Амарго
Надергайте, пожалуйста, если не сложно 🙏
Потому что я еще без кофе, туплю и так и не понял на что наши драконы больше похожи: на стилизованные реальные истребители или на железных ящериц
http://s8.uplds.ru/t/uodsA.png

0

8

Тэвель Расгадо
Всё, что нашлось по драконам в обеих книгах.

Там много, я предупредила

Драконы появились на рассвете, они летели правильным строем, волна за волной, и так низко, что от рева двигателей содрогалась земля; если не смотреть вверх, можно было подумать, что где-то там, в глубине, бьется исполинское сердце мира. Старейшины деревни выскочили из домов кто в чем был; они кругообразно размахивали волшебными посохами и выкликали заклинания. «Скройся!» — кричали они земле. «Усните», — взывали к небесам, хотя и сами догадывались, что, пожелай того эльфы-полукровки, управлявшие драконами, они без труда бы прозрели сквозь жалкую пелену таких заклинаний. Но глаза и мысли пилотов были устремлены на запад, где расположены главные заводы Авалона и куда, если верить слухам, перебросили за последнее время очень много войск.


Драконы все летели, волна за волной. От рева их двигателей закладывало уши. Вилл вскинул голову и ощутил лицом жар их полета, его словно омыло драконьей злобой и ненавистью. Это было как черное вино, после глотка которого тошнота подступает к горлу, а голова начинает раскалываться от боли, изумления и тщетных попыток понять. Мерзко, отвратительно, а хочется еще и еще.
Низко-низко над полями и фермами, над Старым лесом, уходившим куда-то за горизонт, прокатилась последняя их волна, следя за которою Вилл едва не вывернул шею, и в воздухе остался легкий, словно бы серный запах выхлопных газов.


Через два дня после этих событий в деревню приполз из Старого леса искалеченный дракон. Он медленно, из последних сил дотащился до главной площади и рухнул без движения. Крылья его куда-то подевались, в фюзеляже зияли дыры, но даже и так от него исходили едкий запах мощи и миазмы ненависти. Из его распоротого брюха сочилась какая-то жидкость, наверное топливо, и теперь, когда дракон лежал, под ним на булыжниках медленно расползалось маслянистое пятно. Среди тех, кто сбежался поглазеть на невиданное чудище, был, конечно же, и Вилл. Едва ли не все, кроме него, отпускали шуточки и едкие замечания — какая, мол, все-таки уродина. Ну да, конечно же, дракон был построен из холодного черного железа, а взрыв василиска сделал его еще чернее, на месте прежних крыльев торчали короткие иззубренные пеньки, боковые бронеплиты были во многих местах распороты. Но даже и в таком состоянии, полуубитый, дракон был прекрасен. Построенный искусными в ремеслах карликами по чертежам высоких эльфов, как мог он не быть прекрасен?


Все надолго замолчали. Затем где-то в глубине драконьей груди заработала какая-то машина. Глухое урчанье постепенно перешло в дребезжащий вой и резко оборвалось. Дракон медленно, с явным трудом открыл один глаз.
— Приведите мне вашу правдосказательницу, — пророкотал он голосом, похожим на отдаленные раскаты грома.


— Отец Лжи, — сказала она, почтительно поклонившись.
— Я искалечен, и все мои ракеты истрачены, — сказал дракон. — Но я все еще очень опасен.
— Это правда, — кивнула Старая Ведьма.
— В моих баках сохранилась добрая половина топлива, и мне ничего бы не стоило взорвать его самой простой электрической искрой. А сделай я такое, и ваша деревня, и все, кто в ней живет, мгновенно перестанут существовать. И теперь, так как сила порождает власть, я становлюсь вашим сеньором, вашим царем.
— Это правда.
По деревенской площади прокатилось негромкое бормотание.
— Но правление мое будет кратким. К самуинну здесь будут воины Всемогущего, и они заберут меня в великие кузни Востока, дабы там починить.
— Ты веришь, что так и будет.
Дракон распахнул второй глаз и в упор уставился на правдосказательнииу.
— Я тобой недоволен, Ведьма. В один из дней я могу счесть необходимым вспороть твое тело и съесть твое трепещущее сердце.
— Это правда, — кивнула Ведьма Бесси.
И вдруг дракон рассмеялся. Смех был злобный, жестокий, как и любое веселье подобных существ, но все же это был смех. Многие деревенские заткнули от ужаса уши. Дети поменьше (им-то уж точно нечего было здесь делать) расплакались.
— Вы забавляете меня, — сказал дракон. — Все оптом и каждый в розницу — все вы меня забавляете. Мы начинаем мое правление на радостной ноте.


— Я доволен, — сказал дракон и тут же перешел к делу: — Мой пилот умер и уже начинает разлагаться. — В его боку с негромким шипением открылся люк. — Вытащите его наружу.
— Ты хочешь, чтоб его похоронили? — нерешительно спросил чей-то голос.
— Похороните, сожгите, порежьте на наживку для рыбалки — мне-то какое дело? Пока он был жив, я нуждался в нем, чтобы летать, а мертвец мне ни за чем не нужен.


— На колени.
Вилл опустился на колени в двух шагах от драконьего бока. Он простоял в очереди много часов, а были ведь и такие, кому еще стоять и стоять. Все заходили внутрь, стуча зубами от страха, а выходили совершенно ошеломленными. Когда из дракона вышла молоденькая цветочница и кто-то что-то ее спросил, она только всхлипнула и убежала. Да и все остальные — никто из них не хотел говорить о том, что было внутри.
Люк открылся.
— Заходи.
Вилл поднялся с колен и пролез в люк, крышка люка тут же закрылась. Сперва не было видно совсем ничего, затем из темноты начали выплывать тусклые огоньки. Мало-помалу белые и зеленые пятнышки приобрели отчетливые очертания и оказались фосфоресцирующими шкалами приборов. Под руку Виллу попалось что-то кожаное. Пилотское кресло. Из кресла так еще и не выветрился сладковатый, тошнотворный запах разложения.
— Садись.
Вилл неловко вскарабкался в кресло, кожаная обшивка чуть слышно поскрипывала. Его руки сами собой, без драконьих указаний легли на подлокотники. Кресло было точно по нему, словно на заказ сделанное. Кроме подлокотников тут были ручки, чтобы за них держаться. По приказу дракона Вилл взялся за эти ручки и вывернул руки наружу сколько мог. На четверть оборота или около того. Откуда-то снизу в его запястья воткнулись иглы. Боль была жуткая, Вилл непроизвольно дернулся, но тут же обнаружил, что не может выпустить ручки. Его пальцы стали словно чужими.
— Мальчик, — внезапно сказал дракон, — как твое тайное имя?
— У меня его нет, — ответил Вилл, стараясь дрожать не слишком сильно.
И тут же осознал, почувствовал, что это не тот ответ. В душном, словно склеп, помещении повисла тишина.
— Я могу причинить тебе боль, — сообщил безразличный голос дракона.
— Господин, я весь в твоей власти.
— Тогда скажи мне свое тайное имя.
За это время его запястья стали совсем холодными, холодными как лед. И этот холод, поднимавшийся постепенно к локтям, не имел ничего общего с онемением — руки отчаянно болели.
— Я его не знаю! — страдальчески выкрикнул Вилл. — Не знаю, мне никто его не говорил, наверное, у меня его и вообще нет.
Огоньки, горевшие на пульте, были похожи на глаза зверей в ночном лесу.


А холод тем временем добрался до подмышек. Почувствовав, что холодеют и плечи, Вилл содрогнулся.
— Ну пожалуйста, — взмолился он. — Господин дракон… твой лед подбирается к моей груди. Если он коснется сердца, я, наверное, умру.
— Хмм? Да, я немного задумался.
Кресло убрало свои иглы, руки Вилла все еще оставались онемевшими и безжизненными, но холод больше никуда не полз. А потом его пальцы начало слегка покалывать — первое обещание того, что чувствительность к ним в конце концов вернется.
Люк с шипением открылся.
— Теперь ты можешь уйти.


Гримуар!
Это был толстый томина в крапчато-зеленом виниловом переплете с эмблемой компании и выпуклой золотой надписью, которую Джейн прочесть не могла. Страницы скреплялись тремя хромовыми болтами, так что их можно было легко вынимать и добавлять новые. Джейн смотрела и смотрела как зачарованная. Наконец она опомнилась. Гримуары не имели цены. Их было мало, они все были пронумерованы и зарегистрированы в главной конторе.
Она осторожно прикоснулась к книге. Слабый ток, как от живого существа, прошел по руке. Книга что-то ей говорила, по-новому, как никто с ней прежде не разговаривал. Да, сомнений не оставалось, гримуар был настоящий! Подлинная магия! Заговоры! Волшебное пламя! Месть всем врагам! По предписаниям этой книги можно стереть с лица земли целые города, стать невидимой, можно упиваться утонченной жестокостью, вызывать мертвых, можно весь ад поставить на колени!
Долгое, бесконечно долгое мгновение она прислушивалась к книге, позволяя ее вкрадчивым обещаниям томительно обволакивать душу. Но бумажный шепот делался все тише и тише и наконец затих.
Джейн вынула гримуар из корзины.


Усевшись на пол, она примостила гримуар на коленях и раскрыла его. Страницы казались в темноте темными и безжизненными, но буквы слабо серебрились и скользили под пальцами. Джейн заметила, что если очень сильно сосредоточиться, то общий смысл, словно чуть слышный шепот, доходит до нее, хотя каждое слово в отдельности остается непонятным. Она пролистала сравнительную таблицу компрессионного давления, дальше шли коэффициенты допустимого растяжения для цилиндров. Джейн помедлила над параметрами калибровки кристаллов, потом стала листать дальше, надеясь, что пальцы верно передадут ей, о чем говорят страницы. Наконец она нашла то, что искала.
Это была глава об управлении драконами. До этой минуты она и сама не знала, что ищет. Только теперь, лаская пальцами схемы, где таинственные значки обозначали конденсаторы, потенциометры, сопротивления и заземления, наклоняя голову, чтобы потереться щекой о страницу, впитывая запах бумаги и типографской краски, — только теперь она поняла, что вся ее жизнь с раннего детства имела одну только цель: украсть дракона.
В тайнике было тесно, стены давили на плечи — но она ничего не замечала. Она видела лишь одно: черных быстрокрылых драконов. То, что всю жизнь было у нее перед глазами, незамечаемое, стало явным и главным. Она слышала ультразвуковой, раздирающий небо рев этих тварей, переполняемых яростью и бензином, чувствовала их сокрушающую гравитацию мощь, огненное дыхание. И она видела себя на одном из них, она летела с ним все дальше, дальше…
Но сначала надо изучить гримуар. Она должна понять, как подчинить себе дракона.


Каждую ночь, дождавшись, когда остальные заснут, Джейн залезала в тайник в стене и приникала к гримуару. Она зачитывалась, пока не впадала в транс, смесь усталости со счастливым забытьем, и тогда в глубине черепа раздавался голос дракона. Дракон говорил ей, что они оба пленники, что их жребии связаны, что они обретут свободу вместе, когда улетят отсюда. Он описывал бесконечные горные цепи, ледяные озера, южные архипелаги, извивающиеся как ящерицы, и орлиные гнезда, укрытые высоко в горах под осенними звездами. Она жадно слушала его речи, засиживаясь в тайнике до последнего момента, с риском задремать и пропустить побудку и утреннюю перекличку. Она не знала, настоящий ли дракон говорит с ней или ей мерещится, да и не хотела знать.


Дальше, за грудами котельного железа, была сортировочная.
Там, за стальным ограждением, ворочались, гремя цепями, драконы. Джейн кралась мимо, сжавшись, стараясь сделаться как можно меньше и незаметнее. Она боялась хищных машин, мучительно чувствуя их надменные, злые мысли. В тени сарая с пропановыми баллонами она вскарабкалась на забор и спрыгнула с другой стороны.
Совсем близко от нее какой-то дракон коротко всхрапнул, и она отлетела в сторону, как лист под порывом ветра.
Драконы не соизволили заметить крохотную фигурку, пробирающуюся мимо них. Для драконов, с их злобной тягой к убийству и разрушению, она была слишком мелкой добычей.
Под ногами у нее хрустела зола. Она шмыгнула мимо царственных, громадных машин в заброшенный угол двора.
Там, между грудой пропитанных креозотом бревен и кучей ломаных ящиков из-под снарядов, громоздился полуразрушенный корпус дракона, наполовину скрытый зарослями сухой прошлогодней травы, кустами шиповника и ежевики, побегами дикого винограда. Ржавчина проела дыры в его броне. На боку у него были видны облупившиеся полустертые цифры номера: 7332.
Джейн застыла на месте, дрожа от тоски и страха. Не может быть, это не ее дракон!
— Он же мертвый! — прошептала она. Но, как ни больно было разочарование, она знала, что это он, что он жив, полоумный калека, чья жизнь еле теплится внутри ржавого тела. Он был жив, ему что-то мерещилось. А она стала жертвой его безумия, его нелепой мечты о побеге.
Ей хотелось повернуться и убежать — убежать далеко-далеко и никогда больше сюда не возвращаться. Но чужая воля завладела ею целиком, чужая воля распоряжалась телом. Ноги сами поднесли ее к останкам дракона, руки протянулись к лестнице, поднимающейся по его боку. Она стала подниматься, а ступени дребезжали у нее под ногами.
Она шагнула внутрь кабины, где все было выжжено, разрушено, изъедено ржавчиной. Дверь захлопнулась за ней. Было темно. Пахло гарью и бензином. В глубине корпуса раздался гул. Слабая вибрация сотрясла пол, у нее задрожали ноги. Воздух стал разогреваться.
Медленно, как будто невидимая рука сдвигает рычажок реостата, высветилась приборная панель. Разлился мягкий зеленоватый свет.
Кабина преобразилась.
Исчезли ржавчина и обугленный пластик. Появились хромированная сталь, оптическое стекло, засияли гладкие, как черное дерево, поверхности. Бесформенная обгоревшая груда в центре кабины превратилась в кресло пилота, мягкое и удобное, обтянутое вишневой кожей.
Джейн скользнула в кресло. Оно подстроилось под ее вес, обняло бедра, охватило шею. На приборной панели все было расположено точно так, как описывал гримуар. Джейн провела руками по рукояткам управления. С легким щелчком включились сервомеханизмы. Она взялась за резиновые рукоятки на подлокотниках и повернула их на четверть оборота. Две иглы безболезненно вонзились в ее запястья.
На голову ей опустился шлем с очками и наушниками. Теперь она была в виртуальной реальности и видела глазами дракона, в широком волновом диапазоне, далеко заходя в недоступные человеческому зрению инфракрасную и ультрафиолетовую части спектра. Двор виделся ей теперь сплетением оранжевых и серебристых силовых линий, кирпичный корпус цеха казался аметистовой скалой. Звезды над головой полыхали красным, оранжевым и зеленым.
Очень естественно, без всякого испуга, она погрузилась в чужие воспоминания. Она летела над Лионией с грузом напалма. Розовые облака теснились в небе над ослепительно изумрудными джунглями. Она задрожала всем телом, ветер засвистел у крыла, когда она на сверхзвуковой скорости сделала переворот через крыло, чтобы избежать удара противодраконьей зенитной ракеты. Воздух пронизывали радиоволны, несущие вопли ярости и торжества ее собратьев драконов и бесстрастные голоса пилотов, диктующих координаты. На горизонте появилось скопище черных точек — на нее мчался истребительный эскадрон противника. Охваченная ликованием, она повернулась навстречу врагу.
Джейн дрожала от возбуждения, чужие чувства переполняли ее. Почти плача, она спросила:
— Кто ты?
Я копье, жаждущее крови. Вечная ночь стояла здесь, и армии сталкивались в битве, и сознание дракона поглощало их всех, холодное и безбрежное, как северный океан. Он грезил войной, и Джейн тонула в его видениях. Вот отряд эльфийских воинов, улыбающихся отчаянно и блаженно, потрясает копьями над пирамидой из отрубленных голов. Вот шеренга полыхающих факелами троллей. Вот в оптическом прицеле ее пушек видно, как взлетает на воздух прибрежный город, его стройные башни обрушиваются горами обломков. Крупные горячие слезы текли по ее щекам.
Теперь она парила в одиночестве под облаками, сияющими ярче прожекторов. Воздух был холодный как лед и разреженный, будто сон. Она, как и дракон, жаждала крови, ее притягивала красота жестокости, жестокая простота силы.
— Нет, я спрашиваю: как твое имя?
Внезапно все его воспоминания оставили ее. Она сидела, потная и изнеможденная, в кресле пилота. Резкая боль пронзила запястья, это из них вышли иглы. В очки своего шлема она видела, как в дальнем углу участка дракон сжался, грозно подняв когтистую лапу. Голос, холодный и резкий, как луч далекой звезды, сказал в наушники:
— Можешь называть меня семь тысяч триста тридцать второй.
Джейн чувствовала себя замаранной драконьими мыслями и рада была, что освободилась от них. И в то же время ее тянуло еще раз погрузиться в эту стихию, еще раз ощутить пьянящее чувство свободы, не ведающей сомнений и колебаний. Она не отрывала глаз от дракона, и желание навсегда улететь с ним снова охватило ее.
— Так и будет, — пообещал 7332-й.
— Правда? — Джейн вдруг остро ощутила, что это невозможно. — Ты снаружи кажешься таким… ломаным, ржавым.
— Это спасительное притворство, моя маленькая избавительница. Если бы наши хозяева знали, что я исправен, они бы докончили то, что начали, когда швырнули меня сюда. Я для них слишком опасен.
Пальцы Джейн легонько пробежались по панелям, лаская ручки потенциометров, поглаживая рукоятки управления, которые она ночь за ночью изучала по гримуару. И сейчас, когда она видела их не на схеме, а наяву, у нее голова пошла кругом от открывающихся возможностей.
— Можем мы улететь прямо сейчас? — спросила она. Глухой рокот двигателя отозвался дрожью в ее теле. 7332-й смеялся.
— Гримуар у тебя есть, начало положено. Еще три ключа — и можем отправляться в любой момент.
— Три ключа?
— Первый из них — это рубин с сердцем из хрома.
— Я видела такой! — воскликнула Джейн в удивлении. — Я… — Она внезапно замолчала, пораженная пришедшей мыслью. — Это ты сделал?
— Будь внимательна и осторожна. Времени у нас мало. Этот рубин задействует мою систему лазерного управления. Это первый ключ. Второй — небольшой предмет, похожий на грецкий орех, но медный и холодный на ощупь.
— Кажется, я видела… — неуверенно сказала Джейн.
— Он лежит в коробке с игрушками в кабинете Болдуина. — Джейн вздрогнула. — Принесешь его мне. В нем записана часть моей памяти. Ну а третий ключ у нас уже есть: это ты.

— Быстро! — сказал 7332-й. — Нас обнаружили.
Рубиновый кристалл и пулька-орех лежали у Джейн в кармане юбки. Они давили на бедро, ей было неудобно сидеть. Но она не шевельнулась, чтобы достать их.
— Скажи мне свое имя!
В дальнем конце двора появился тролль-охранник с горящими глазами. За ним шли другие, чернея на фоне холодного неба. Каждый вел пять или шесть киберпсов, рвущихся со своих титановых поводков.
— Они уже здесь. Сейчас или никогда!
— Твое имя! — повторила она.
Спущенные с поводков киберпсы кинулись, заливаясь лаем, к дракону. Самый быстрый, добежав, гулко стукнулся о его бок и вонзил в него алмазные клыки. Джейн, деля с драконом его ощущения, почувствовала, как зубы вонзаются в ее собственную плоть, и закричала от боли.
В голосе дракона слышалось отчаяние:
— Если мы не взлетим немедленно, они нас возьмут.
Он стряхнул пса, тот отлетел далеко в сторону. Но к ним уже бежали другие.
— Возьмут так возьмут!
Псы яростно наскакивали на дракона. 7332-й изогнулся им навстречу, поднял лапу, чуть не выбросив Джейн из кресла. Его двигатели стучали и дребезжали, но взлететь он не мог. Тролли отрывисто выкрикивали команды. 7332-й убавил напряжение в рецепторах, чтобы снизить чувствительность. Заодно с ним и Джейн почувствовала, что ее тело немеет. Но псы уже вгрызались в бока, уже разрушали корпус.
— Ключи!
Джейн ждала. Они с драконом так слились в ощущениях, что уже трудно было отличить, где она и где он. Джейн не сомневалась, что ему понятно: она не блефует. Без имени, без власти, которую даст ей его имя, она не позволит ему взлететь.
— Меланхтон, сын Мелхесиаха, сына Молоха! — проревел дракон.
Его гнев взметнул вокруг Джейн призрачное пламя. Ей опалило ресницы. Всем своим существом она знала: дракон сказал правду.
Она схватила гримуар, быстро перелистнула страницы, нашла командные коды и начала читать:
— Рекурвор! Рекусамор!
Двигатели вздрогнули и заревели.
— Рекуссус! Редаксандо! Редактамос!
Она вставила на место кристалл.
— Редадим! Редамбулес! Редамнавит!
Дракон содрогался от сдерживаемой силы. Она вставила в гнездо медную пульку и повернула на четверть оборота правую рукоятку. Иглы глубоко вонзились в оба запястья.
— Лети!
— Ты будешь гореть в адском пламени за это унижение! — пообещал дракон. Знакомые картины ужасов войны промелькнули у нее в мозгу. — Я сам, собственными лапами, скормлю тебя Тейнду.
— Заткнись! Лети!
Они пошли на разгон. Асфальт заскрежетал под их тяжестью, когда дракон набирал скорость. Крылья его поднялись, развернулись, оттолкнулись от воздуха. Псы отлетели в стороны. Джейн истерически хохотала, и, к ее удивлению, дракон хохотал вместе с ней.
Он поднялся в воздух.
Корпус его чуть подрагивал. Скорость росла. Заводские стены сначала медленно плыли навстречу, потом понеслись, потом промелькнули внизу, устрашающе близко. Завод остался позади. Они набирали высоту.
Последний из страшных псов разжал наконец алмазные челюсти и с жалобным тявканьем полетел вниз, к своей смерти. С какой-то отдаленной контрольной башни радиоволны донесли бесстрастный эльфийский голос: «Вы нарушили воздушную границу индустриальной зоны, немедленно отключите все автоматические системы».
На всех частотах гремел боевой клич Меланхтона. Он заглушал все коммуникации, выводил из строя радары, пронизывал атмосферу мощным ионным потоком. Далеко внизу со станций гражданской обороны в воздух поднимались грозные боевые машины.
Но было слишком поздно.


Преследователи, пока крохотные, как песчинки, были ясно видны. Джейн слышала по радио их голоса — холодные и резкие голоса молодых технократов и яростный рык машин.
— Я их вижу. Сокол, держись по курсу. Как там с идентификацией?
— Вас понял. Сейчас разберемся. Все в порядке, это он, наш голубчик.
— Вырви их вонючие кишки!
— Порох, вы отклоняетесь от курса.
— Ну сейчас я его сделаю!
— Сокол, Порох, ракеты «воздух-воздух» к бою! Зацепите цель!
У Джейн похолодело внутри. Горец. Она узнала его по голосу. Но ведь этого просто не может быть. Она оставила его, спящего, за много миль от базы истребителей. Ах да, он имел доступ в дом Инколоре, а Лесия говорила, что там есть двери, открывающиеся куда угодно. И если его вдруг вызвали, то добраться он мог очень быстро.
— Давай! — проревел Меланхтон. Джейн резко сменила курс. Истребители, скидывая скорость закрылками, пронеслись мимо и растаяли вдали. Меланхтон теперь летел прямо на север. Джейн увеличила обороты.
— Полный вперед! — скомандовал дракон, перестроившись на максимальную скорость. — Хватит время терять! Летим к Адским Вратам.
— А где они? — Навигационные системы не помогали. — Здесь нет такой отметки. Как их искать?
— Где? Дура! Адские Врата — это не место. Это состояние!
По команде Меланхтона, Джейн задрала ему нос вертикально. Скорость не успела упасть, она включила ракетные ускорители. Ускорение прижало ее к креслу, расплющило лицо. Она потеряла обзор — все прыгало и скакало, она боялась повернуться и смотрела прямо перед собой. Дракон помог ей, подкачал крови в голову, чтобы Джейн не потеряла сознание.
Дымовые башни, возвышающиеся над ними, исчезли.
— Строимся. Смотрите, они поднимаются.
— Отставить, Порох.
— Я могу по ним влепить.
— Отставить!
На экране вспыхивали личные номера переговаривающихся драконов. 2928: «Иди сюда, крошка, мы тебя поучим экспериментальной энтелехии».
6613: «Ха-ха-ха!»
8607: «Твой пилот нас слышит? Сообщение для него. Давай попку, детка, и приготовься к практикуму по онтологии».
Ей стало противно, и она поставила фильтр, оставив только спокойные голоса пилотов.
— Сокол, можете идти по радару?
— Никак нет, Горец.
— Странная тактика. Вы что-нибудь понимаете?
— Похоже, они заходят на ВС.
— И я так думаю. Порох, установите точку перехвата. Сокол, то же самое, слева. Я сажусь ему на хвост и гоню к вам.
— Вас понял.
— Я тоже!
Преследователи имели преимущество в высоте. Поднимаясь еще выше, Джейн потеряла половину дистанции.
— Наглые мерзавцы! — сказал Меланхтон. — Думают, они нас загнали. Выводи задние пушки. Если подойдут поближе, стреляй. Главное, их отогнать.
— Ясно! — Джейн трясло и мотало, как игральные кости перед броском. Она еле смогла выполнить распоряжение. Огни на панели замерцали. Это Меланхтон включил два блока сверхпроводников, расположенных у брюшных люков. — Я никогда не понимала, для чего эти штуки.
— Сейчас увидишь.
Меланхтон дал на опоясывающем экране почти круговой обзор. Джейн ясно видела электромагнитные поля, исходящие из его железного тела подобно крыльям. Ярко-синие сполохи зажглись там, где поля взаимодействовали с ионизированным воздухом.
— Так я и думал. Они делают заход на ВС.
— Зачем им Врата Сна? Хотя никаких других объяснений я не вижу. Порох, держи курс. Сделаем, как по нотам.
— Вас понял, Горец.
Они уже выскочили из атмосферы, и Меланхтон отключил ускорители. Синие факелы энергии потускнели, вошли зыбью в структуру пространства. Дракон теперь летел по инерции, как ядро. После перегрузки внезапная невесомость чуть не вывернула Джейн наизнанку. Она сглотнула. Быстро проверила все системы. Все было в порядке.
— Ты можешь установить с ними электронную связь? Я хочу кое-что сказать командиру.
— Я влез в их систему, как только они появились на горизонте, — презрительно сказал Меланхтон. — Пожалуйста! Можешь поворковать со своим любезным в виртуале.
На внутреннем экране шлема появилось лицо Горца.
— Джена! — воскликнул он изумленно. — Что ты здесь делаешь?
Она не могла выдавить из себя ни слова.
— Тебя похитили! — понял он. С болью в сердце она ответила:
— Чушь! Я знаю, что делаю. — Через все фильтры неразборчиво пробивалось рычание драконов. Их ярость была убедительнее всяких слов. Джейн не могла их не слышать. Словно все ее кости, клетки, органы обрели голос. — У меня нет будущего. Всю жизнь меня вовлекали в жульнические игры. Карты крапленые, и я обречена на поражение еще до начала игры. Это не слова! Какой выбор у меня был? Только этот! Я могла либо покорно глотать поражение, либо перевернуть стол и смешать карты. Меня обманывали с самого начала — и я тоже не собираюсь играть честно.
С трудом произнося слова, Горец сказал:
— Ты не можешь вернуться через Врата Сна. Что бы ни сказал тебе твой дракон, он солгал. Драконы лживы. Ты не знаешь, что ждет тебя на другой стороне. Если вы перейдете, тебя… — Его лицо исчезло с экрана. Но Джейн знала Меланхтона слишком хорошо, чтобы этот фокус ему удался. Она мгновенно отменила его команды. Лицо Горца вернулось. — …навсегда. Грубое тело, которое ты оставила там, еще живо. По закону сродства тебя притянет к нему.
Силовые линии Меланхтонова электромагнитного поля сплющились, задрожали, словно им приходилось преодолевать сопротивление среды.
— Да?
— Ты не сможешь воссоединиться с ним. — Дракон Горца что-то сказал ему в наушники, и Горец нетерпеливо отмахнулся. — Ты будешь в старом теле как в западне. Не будешь говорить, не будешь реагировать ни на что. Не будешь понимать, что тебе говорят. Возможно, даже своими сфинктерами управлять не сможешь.
— Ну, хватит с меня этого бреда! — Она не хотела говорить с ним так грубо, но рычание драконов раздражало и отвлекало ее. Тройной поток ярости в сочетании с растущим беспокойством ее собственного дракона отзывался в крови биением и гулом. — Я только хотела тебе сказать: прощай! Я хотела сказать: не поминай лихом. И все. А ты столько болтаешь.
— Выслушай меня! Ты не знаешь…
Она перебила:
— Я все знаю. Знаю самое худшее. Ничего нового ты мне не скажешь. Меня целовал Болдуин.
В рычании Меланхтона был страх, но в то же время и облегчение. Именно это он пытался от нее скрыть: если их ждет успех, у нее пятьдесят шансов из ста угодить в итоге в свое старое тело. И если вселенная погибнет не целиком, ей придется провести остаток жизни пленницей непослушной плоти. Но Джейн было все равно. Она сама давно все поняла. Ее воля была так же непоколебима, как у дракона.
— Я помочь тебе хочу, пойми же! — Горец наконец рассердился. — Ты делаешь ужасную ошибку.
— Помочь? О чем это ты? Если я вернусь, меня что, пустят гулять на свободе? Все будет забыто? Я смогу продолжать свою карьеру с того места, где остановилась? Может, ты на мне женишься и увезешь в чистенький беломраморный городок в зеленых долинах Маг-Мелл? Так, что ли?
Горец закусил губы. Глаза его горели. Электромагнитные поля успокоились, сжались в полосу и исчезли совсем.
— Вот и ворота, — объявил дракон. На звездной чаше пространства почти на пределе видимости зыбким темным пятном проступили Адские Врата. В стороне от них блестели две яркие точки — это подлетали товарищи Горца, которые поначалу думали, что появятся другие Врата.
Голос Горца поднялся в недоумении:
— Черт возьми, чего же ты хочешь? Здесь все нестабильно, одно ложное движение поставит оба мира на грань гибели. Сквозь Адские Врата тебе не пройти.
Он был измучен и бледен. Джейн хотелось его обнять. «Я тебя люблю, — думала она. — Я хочу тебя». Но какая-то злая и могучая сила заставляла ее не утешать, а злить и дразнить его. Она не понимала, что это за сила, но не могла ее побороть. Дракон фыркнул с отвращением:
— Еще как могу!
— Я послан для охраны, — сказал, задыхаясь, Горец. Он был красен и еле сдерживался. — Не рассчитывайте сыграть на моих чувствах, госпожа. Я не пожертвую ради вас своей честью.
— Никто тебя и не просит!
Адские Врата мерцали перед ними, возникнув из ничего, — дышащая двояковыпуклая дыра в пустоте. Два пилота, шедшие впереди, понимая, что не смогут заложить настолько крутой вираж, чтобы влететь туда вслед за ней, отступили. Их драконы рычали и выли в обманутой надежде на битву. Но Горец прочно держался у нее на хвосте, он был полон решимости.
— Я тебя в последний раз предупреждаю!
— Говори что хочешь.
— Джена!
Адские Врата взрывом ударили ей в лицо.
* * *

Они летели над бушующим белым океаном. Его поверхность бурлила и клокотала. Над ней вздымались гигантские протуберанцы, яркие, как электрические прожектора. От одного из них дракон и Джейн едва уклонились. Протуберанец покачался, словно собираясь на них обрушиться, но тут океан втянул и поглотил его.
— Это еще что такое? — спросила Джейн.
— Квантовая неопределенность. Хаос. Неоформленная материя, — рассеянно ответил Меланхтон. — Точного термина не существует. И плевать. Следи только, чтобы эти штуки нас не задели.
Впереди, в пустом небе, появилась белая раковина величиной с ноготь большого пальца. Спиральный дворец!
Горец пальнул по ним ракетой «воздух-воздух».
Ракета мчалась яростно и стремительно. Драконова система слежения воспроизводила ее боевую песнь все нарастающим электронным визгом. Джейн вовремя уклонилась вправо. Ракета пролетела мимо крыла. Из океана к ним снова метнулся протуберанец, и Джейн быстро вернулась на курс.
— Цер- мать-его -нунн! Почему не подняться повыше над этой пропастью?
— Специфика местных условий. Выше нельзя. Не обращай внимания. Твой летчик слишком близко. Осади-ка его.
Джейн с запозданием вспомнила про кормовые пушки и выстрелила. Дракон Горца легко уклонился и почти не потерял скорости. Джейн увернулась от нового протуберанца и увидела, как Горец чудом выскользнул из-под падающей арки первовещества. Пилот он был все-таки потрясающий!
Два черных взрыва расцвели в воздухе слева и справа от Горца. Это были его товарищи.
— Что, не ждали?
— Надеюсь, что-нибудь и на нашу долю осталось?
Они построились и теперь то появлялись поочередно, то исчезали, заслоняемые вздымающимися, падающими, изгибающимися столпами света. Внезапно в наушниках раздался ясный и звонкий голос Горца. Он пел:
Я даму оплачу мою — она умерла.
О, плачьте по даме моей, хотя наши слезы
Ее не вернут, не растопят покой ледяной дорогого чела.

Джейн едва успела увернуться от очередного выброса протоматерии.
— Он с ума сошел! — сказала она. — Что это значит?
— Он поет погребальную песнь по тебе. — Голос Меланхтона звучал странно, почти сочувственно. — Это у них полковая традиция, не обращай внимания.
Глубокая октава 8607-го оттенила высокий голос Горца. К ним присоединились Сокол со своим 2928-м и Порох с 6613-м. Теперь они пели вместе:
А где же, могучая Матерь, где Ты была,
Когда Твоя дочь, стрелой пронзенная, пала,
Когда пронзила ей грудь, прилетев из мрака, стрела?

В их пении была странная, неземная красота. Джейн на мгновение представила себе, что бы было, если бы Меланхтон подчинялся ее воле, такой же сильный, но покорный.
— Ничтожества! — проревел Меланхтон. — Будь у вас хоть капля самоуважения, вы бы выкинули этих жалких тварей и присоединились ко мне. Блюдолизы! Рабы!
Но пение продолжалось. Лес хаотических выбросов отделил преследователей от них. Те догоняли — медленно и упорно.
— Я еще жива! — прокричала им Джейн. Не обращая внимания на ее крик, они допели погребальную песнь до конца. Пение не отвлекало их от дела и даже, наоборот, помогало сосредоточиться. К концу песни они заметно приблизились.
— Подай-ка в сторону, Горец, — протянул Сокол, — я по ним садану.
— Нет.
— Слушай, я попаду. Я удобно стою.
— Нет!
— Мы на пределе, — сказал Порох. — Горючего у нас на две-три минуты, если мы хотим вернуться на базу целыми. Надо стрелять.
— Нет! Я ее возьму.
Дракон Горца завис над слепой зоной Джейн, то входя в поле ее зрения, то покидая его. Ирония заключалась в том, что он защищал ее от ракет своих спутников.
— Горец, отойди к …!
— Тройной залп прямой наводкой, командир! Вспомни, чему нас учили!
— Говорю вам, я ее возьму!
Он подбирался все ближе, держась в непростреливаемом секторе. Джейн поняла, что стряхнуть его не удастся. Даже если б его дракон не был моложе, сильнее, быстрее Меланхтона — все равно она не могла тягаться с Горцем в мастерстве пилотажа.
Спиральный дворец приближался, но медленно, слишком медленно!
— Приближается момент истины, — проговорил Меланхтон. На экране Джейн видела четыре световые стрелки, ползущие по оранжевой кривой. Кривая показывала дальность стрельбы из орудий. Никто не мог пересечь ее и надеяться остаться в живых.
Сокол и Порох, затормозив своих разочарованных драконов почти у самой оранжевой границы, начали отступать. Увидев, что командир продолжает вести преследование, они стали звать его, и в их голосах неожиданно зазвучал страх.
— Горец, пора!
— Эй, друг! Поворачивай!
— Горец!
Джейн выключила их. Она видела виртуальное лицо Горца, глядящего на ее виртуальное изображение. По краям, где дрожали радужные ореолы, она различала изогнутую линию своего инверсионного следа, видимую на сверхвысоких и сверхнизких частотах, — раскаленный ионный след сотни истинных имен, собранных ею с таким трудом и теперь сжигаемых в отчаянном ускорении. Дракон Горца был уже почти на оранжевой черте.
— Я тебя в последний раз предупреждаю, — сказала Джейн, — поворачивай!
— Ни в коем случае, — угрюмо ответил он. — Мы уйдем вместе.
— Ну как хочешь, — прохрипела она. На экране Горец был прекрасен, как молодой бог. Его лицо светилось пламенем битвы. Удирающие соратники что-то, видимо, сказали ему, потому что его лицо вдруг исказилось.
— Она моя! — крикнул он. — Никто, не возьмет ее, кроме меня!
— Иди ко мне, любовь моя, возьми меня! — крикнула Джейн. — Что возьмешь, все твое!
Дракон Горца пересек черту.
— Черт! — Меланхтон пробормотал это так мрачно, что возбуждение Джейн как рукой сняло.
— Черт? Почему «черт»?
— А ты подумай.
8607-й был вне поля ее зрения, близко к выхлопной трубе, там, где пушки Джейн не могли его достать. Сам же он стрелять, естественно, мог. Джейн поворачивала дракона влево, вправо, снова влево. Горец не отставал. А Спиральный дверец был еще далеко.

0

9

Шилат Амарго
Спасибо большое, стало немного понятнее.
Я ведь правильно теперь понимаю, что официальный (?) арт обложки оригинала с точки зрения визуального представления драконов – верен?

Изображение

https://490z7i45htbb1f4tty9mdpi6-wpengine.netdna-ssl.com/wp-content/uploads/2019/04/NewWorldsWeekly_scifi_Michael_Swanwick_IronDragonDaughter_LEAD.jpg?resolution=1680,2

0

10

Тэвель Расгадо
Что-то ээ ну такое)) Крылья на картинке явно не механические, описанного люка и места для кабины пилота я что-то не вижу, хотя могу ошибаться - это как раз похоже на ящера в броне, а не на боевую машину.
Мне кажется, что драконы должны быть чуть больше - хотя бы из-за топливных баков и боезаряда, ракет "воздух воздух" и прочих штук, всё это добро должно занимать прилично места. Но у дракона точно есть складывающиеся крылья и лапы с когтями, т.е. на самолёт он не похож.
Давайте ещё подождём мнения Вальверде.

0

11

Держите, лапоньки. Там всё есть.

0

12

Вопрос и просьба:
1. В расах упоминается, что расы, отсутствующие в списке, можно упоминать, а можно ли за них играть на правах диковинки?
2. Прошу поменять имя на Морриган, спасибо.

0

13

Морриган
Имя изменено. Прежде чем ответить на вопрос, мы бы хотели увидеть концепт)

0

14

Шилат Амарго
Ну, это праздное любопытно было, скорее, так что мне сложно какой-то концепт предоставить.

0

15

Кстати, коллеги, а что у полукровок с магией и продолжительностью жизни? Сохраняются качества папаш?

0

16

И касательно железа. Где грань оригинальной матчасти (боли-страданий всех фейри от одного прикосновения и нахождения вблизи), и... какой-никакой практичности игры как таковой (ну там техники-гоблины, которые ремонтируют драконов на базе)?

Или тактично забить на это?

Отредактировано Тэвель Расгадо (2019-06-17 14:50:35)

0

17

Тэвель Расгадо
Продолжительность жизни короче чем у эльфов, но длиннее чем у обычных фейри. Я ставлю что-то около 120-150 лет.
Магии можно научить кого угодно) Вопрос в том, кто будет учить и насколько старателен ученик.

0

18

Тэвель Расгадо написал(а):

И касательно железа. Где грань оригинальной матчасти (боли-страданий всех фейри от одного прикосновения и нахождения вблизи), и... какой-никакой практичности игры как таковой (ну там техники-гоблины, которые ремонтируют драконов на базе)?

Или тактично забить на это?


[indent] Отдельным пунктом стоит выделить инженерную работу с холодным железом. Фейри не любят контактировать с обычным чистым железом - большинству это доставляет страдания, а некоторые от прикосновения к нему могут даже погибнуть. Однако высокие эльфы приспособили эту особенность для ведения боевых действий, и поэтому железо используется для производства некоторой военной техники.
Железо - единственный антимагический элемент в верхнем мире. Путем долгих проб, ошибок и длительных научных изысканий инженеры смогли изобрести методы, с помощью которых можно сочетать традиционный магически-кабалистический инженерный подход и работу с железом, но все манипуляции являются необычайно тонкими, и малейшая ошибка может поставить под угрозу весь процесс. Поскольку секс в верхнем мире - процесс прежде всего алхимический и сопровождается большим выбросом магии, фейри, не отказывающие себе в удовольствиях, окутаны энергией, способной нарушить эти самые тонкие связи, поэтому к работе с железом допускаются только девственники и оскоплённые инженеры.
В случае с полукровками (полуэльфами-полулюдьми) эльфийская составляющая их тела успешно уравновешивается человеческой материальностью, и потому они с железом совершенно нейтральны друг к другу. Считается, что пилотами железных боевых машин могут стать только мужчины-полукровки: выброс энергии Богини, излучаемой женщинами во время (и после) полового акта, может стать для механизма разрушительным, в то время как энергия Рогатого, выделяемая мужчинами, совершенно не нарушает тонкий баланс магии и железа.
Железо является совершенно уникальным компонентом, не использующимся в предметах, предназначенных для широкого употребления. Сталь - сплав железа с углеродом - является магически нейтральным компонентом и способен экранировать железо; сталь также довольно редко применяется в быту.

[indent] В повседневности фейри используют как вполне привычные человеку металлы - медь, алюминий, вольфрам, титан, молибден, латунь и бериллиевую бронзу, так и целиком волшебные компоненты, так что здесь никого не удивишь инструментами из обсидиана, ножом из фейского серебра или митриловым хирургическим скальпелем.


Т.е. обычные фейри, за исключением эльфов, от прикосновения к железу не мрут. Просто неприятно.

+1

19

На айоси скроллинг застревает.
https://streamable.com/jz61r
А в профиле пользователя нигде случайно нет переключателя выбора дефолтного отображения: мобильного или десктопного?

0

20

Тэвель Расгадо
В профиле нет, а сафари не позволяет это переключить?

0

21

Шилат Амарго написал(а):

а сафари не позволяет это переключить?

В сафари-то есть, но мубб за сколько лет так и не подружилось с ним. Все равно на мобильную перекидывает.

0

22

Тэвель Расгадо
Не грузится ссылка (
Перезалейте куда-то, пожалуйста?

0

23

Нерея Эдери
Вот так можно попробовать:
https://imgur.com/EUmt24b

0

24

Тэвель Расгадо
И как назло коллеги растащили айфоны
Я попробую до завтра добыть тестовый и посмотреть, чего сафари капризничает, потому что тыкаться вслепую как-то не очень
Если перевернете телефон горизонтально, кстати, врубится полная версия
как временный костыль

0

25

Нерея Эдери написал(а):

Если перевернете телефон горизонтально, кстати, врубится полная версия

Внезапно никогда даже не знал об этом!
http://forumstatic.ru/files/0019/c4/ca/60591.png

0

26

Тэвель Расгадо
Если вы иронизируете, то простите, я не пронзаю уровень юзера по аватару, всегда лучше на всякий сказать вслух, вдруг поможет.
Если вы серьёзно, то пожалуйста.

0

27

Серьезно
http://s8.uplds.ru/t/uodsA.png

0

28

Тэвель Расгадо
Тогда простите ещё раз
Интонации письменной речи я тож не очень пронзаю

0

29

А существуют какие-то средства блокировки магии эльфов? В особенности их способности к телепорту?

0

30

Тэвель Расгадо
Теоретически да, но это либо личный секрет кого-то из очень могущественных высокородных, либо какая-то мистическая хрень, вроде того, что происходит в Чернолесье.
Ну и, разумеется, раны/отравление холодным железом сильно затрудняют применение магии, но в этом соучае эльф скорее всего просто не выживет.

0


Вы здесь » Драконы Вавилона » Организация » Вопросы к администрации